Печат

Проф. Андрей Пантев: Везде, где вмешался Альянс - лучше не стало

Автор „Русия днес“. Публикувана в Взгляд

Андрей Пантев — известный болгарский историк, профессор исторического факультета Софийского университета. В его библиографии более 40 книг и 300 публикаций на болгарском, английском, русском, испанском, немецком языках. Кроме того, он общественный деятель, народный избранник в 39-​ом, 40-​ом и 41-ом в Парламенте Болгарии. Журналисты СМИ самой различной направленности и принадлежности стремятся узнать его мнение по многим вопросам современности. Предлагаем нашим читателям интервью с ним опубликованное в газете „Дума”. 

- Профессор Пантев, Вы были в свое время в числе четырех депутатов, голосовавших против вступления Болгарии в НАТО. Как Вы расцениваете 10 лет спустя присутствие Болгарии в Альянсе?

- Само существование НАТО расцениваю как безосновательное и беспричинное, поскольку Варшавский договор давно не существует — то есть, нет угрозы масштаба НАТО, предполагающей столь гигантскую функцию, масштаб, расходы и действия. Я категорически не вижу места, где после вмешательства НАТО стало лучше: от демократии до экономики. И считаю, что в конечном итоге это обостряет, а не приглушает напряжение в мире.

- Наблюдая происходящее в настоящее время, ощущаете ли Вы опасность глобальной войны, имею в виду не только Холодную войну?

- Считаю, что глобальной войны быть не может, поскольку экономика богатых людей по всей планете настолько переплетена, что у них нет интереса в столь прямом взаимном истреблении. Например, американские миллиардеры едва ли имеют интерес убивать русских олигархов и наоборот. Более фарисейски, коварнее и вероятнее в качестве перспективы — ведение войны с помощью посредников, завуалированных в определенную идеологическую идиотскую мантию, как будто до настоящего времени лишь идеологии причиняли конфликты. Уж коммунизм вроде был самым большим бичом, а почему же после его краха мир стал хуже? Или, как говаривал мой покойный друг: обещали, что при коммунизме женщины будут общими, а теперь оказалось они общие и без коммунизма.

- У нас частенько говорится, что в конфликтах мы всегда поддерживали „неправильную” сторону. Как у такого — в целом русофильского народа, как болгарский — власти выступают против России: „мы за санкции, мы станем центром быстрого реагирования НАТО, поддерживаем все требования США и Евросоюза”…

- Не только это. В тот момент, когда скажешь, кто освободил Болгарию от турецкого ига: ты — неприличный и яростный русофил. Существует отвратительная идеологизация, когда некоторые говорят: „Уважаю Достоевского, но не Путина”, как будто Достоевский нуждается в болгарском признании. Не у всех есть такая культура и такая доблесть. Считаю, что Россия вновь не понята, от исторической ретроспективы не извлечено уроков. Не могут понять, что еще со времен татаро-монгольского нашествия и походов рыцарей — русский человек может вынести все, кроме унижения иностранного правления. Так происходит при Наполеоне, когда он говорит „вы уже не крепостные”, затем в ходе Крымской войны и в др. случаях. Никакие уроки из иррационального поведения русских людей, для которых главное сохрание достоинства — не извлечены. И на Нюрнбергском процессе обсуждается эта тема — у всех были сведения о том, у кого что есть, кто что может, кто какими силами располагает и вопреки этому, то чувство из-за которого белогвардейцы не идут с Гитлером против Сталина, думаю что еще не осмыслено. А историю, которая не осмыслена — нельзя назвать наукой.

- По существу в настоящее время единственным реальным фактом, с которым обосновывается яростно насаждаемый тезис об „агрессии России” является присоединение Крыма. Она якобы аннексировала, якобы захватила чужую территорию.

- Почему наши маститые русофобы не задумаются, что в сентябре мы вновь будем отмечать круглую дату Соединения. Ну, и каково соотношение между болгарским и неболгарским населением в Восточной Румелии и, каково соотношение между русским и нерусским населением в Крыму. Если ориентироваться по этническим показателям, то тогда Восточная Румелия более аннексированная, нежели сейчас Крым. Но здесь нужно сказать нашим читателям, что независимо — большевицкая, княжеская, царская, имперская — Россия всегда была объектом внешнего давления. Это объясняет, почему русские зачастую, за исключением культурного контекста, смотрят с недоверием на остальной мир. Потому что Крымская война является индикатором коварства Запада, который вторгся в Россию, после того как сама Россия в 1848 г. помогла Австрии и Германии потушить венгерское восстание. 

Почему маститые анализаторы не подведут итог соотношению, сколько в историческом плане Россия нападала — и сколько раз нападали на нее. В конечном итоге, в большинстве случаев, когда Россия нападала, то это было в целях освобождения балканских христиан. Во всех других случаях любая военная акция России была предпринята не ею, а в ответ.

- Прокомментируйте свое высказывание — „первой во время войны погибает истина”. Что имеется в виду: односторонняя пропаганда, которая особенно в случае с Украиной не пропускает реальные факты, а пропускает только удобные инсинуации и внушения?

- Единственное, что можно сказать с уверенностью — это то, что истина становится первой жертвой войны. Факт в том, что при нынешнем противостоянии русские намного умереннее в распространении данных об ужасающих жестокостях, причем с обеих сторон. Но в случае это не столь важно. В данный момент ведется весьма активно война… назовем ее медийная, пропагандистская. И поскольку нет идеологической мантии, нет другой причины, поэтому Запад внушает, что в России наступает сталинизм, что Путин — это новый диктатор, царь и прочее. Все дело в том, что слово, которое характеризует Россию и частично Америку — необъятность. Это все еще возбуждает аппетиты. Ясно, что и в русской, и в западной экономике есть много общего. Имеется предположение, что если бы в бывшей Югославии находились американские здания — американцы не стали бы ее бомбить. Однако, американцы сделали выводы из уроков войны в Ираке, а ранее во Вьетнаме — они уже не используют сухопутные силы и собственных солдат.

- Но используют иностранные силы и страны, например Украину, которую, в конечном счете, уничтожают.

- Слышали, наверное, выражение, что американцы будут воевать с Россией до последнего украинца? Это кощунство. И как политический метод, и как моральная аргументация.

- Но в этот конфликт уже и нас вовлекают. НАТО одобрило создание командного центра в Болгарии, разговор идет о тысячах солдат быстрого реагирования, которые будут нас защищать. По Вашему болгарский народ понимает, что с ним случается? Большинство анализаторов считают, что не понимает.

- Ну, как не понимает, если может найти информацию с помощью радио, телевидения, компьютера? Как не понимает, к примеру, что 40 человек сожжены заживо в Одессе, говорят — двое из них этнические болгары? Как не понять, что вопрос с катастрофой малазийского самолета над Украиной замяли? Если не понимает, значит ума у него меньше, чем у 14-летней девицы!

- Как отличить подлинный патриотизм от его демонстрации?

- Демонстрировать патриотизм это профессия. Патриотизм — священное чувство, не имеющее ничего общего с гонорарными счетами, субсидиями и распределением министерских кресел.

- Что в этой ситуации следует предпринять Болгарской социалистической партии?

- Следует ярче демонстрировать, что не станет оправдываться партнерскими и коалиционными обязательствами. Лучше уступить ведущие позиции, нежели потерять свой облик партии — если уж не бедноты, то хотя бы не богатства.

Интервью взяла Велиана Христова.
Перевела на русский язык Светлана Тютюнджиева, редактор газеты „Русия днес — Россия сегодня”